Печать
Просмотров: 4229

Ревизия пчелиных семей. Подготовка к весне.

Все нормальные люди отмечают праздник – День Защитника Отечества, а я отмечаю его на пасеке. Почему? Да потому что в 20-х числах февраля необходимо посмотреть, как зимуют пчелы, оценить их состояние, если необходимо, дать стимулирующую подкормку.

Понятно, что семьи можно осмотреть и раньше. Все зависит от погоды. Но у меня получилось именно так.

В этом году погода, особенно для зимовки на воле, у нас была отвратительная. За всю зиму морозы были всего пару раз: перед Новым Годом и Крещенские морозы (-15ºС – смешно!). Все остальное время температурный график гулял где-то недалеко от нуля.

К чему я все это? А к тому, что от такой погоды хорошей зимовки не жди.

А вот и мои пчелки стоят. Эх, жалко, не все сфотографировал. Ладно, попробую без фотографий рассказать.

На пасеке лежит снег, невысокий, сантиметров 10-15. Часть ульев даже оттаяла. Вокруг одного или двух видны проталины.

Первое впечатление от пасеки – облетались. Везде, где не посмотришь, у каждого улья или между ульями, на крышках - пятна от желтого до темно-коричневого цвета. Ну, точно облетались. Причем все дружно. Всё правильно, на прошлой неделе было несколько солнечных дней, вот пчелы и использовали эти дни для очистительного облета.

Ладно, смотрим дальше. У меня была беспокойная семья. Послушаем. Ти-ши-на. Тук-тук? Ти-ши-на. Открываем…

Плохой симптом… Хуже некуда.

ревизия пчелиной семьи1По краю холстика куча мертвых пчел. Они и на подушке.

ревизия пчелиной семьи2Мертвые пчелы на холстике.

ревизия пчелиной семьи3

По осени я им подкладывал сетку, чтобы вентиляция была лучше. Вся сетка в пчелах.

ревизия пчелиной семьи4Холстик холодный. М-да… Придется похоронить с почестями. Жалко.

Рамки почти нормальные, довольно чистые. Есть следы поноса, но мало. Клуб справа, но пчелы есть по всему улью.

Начинаю вытаскивать рамки смотреть. А еда-то у вас есть, девушки! Это не голод!

А клуб-то какой хороший! Ой, сколько пчел! И чё вам надо было?

А это что? Трутни среди пчел? Нет, ну такое, конечно, бывает. Но к сильным семьям это не относится! А это что??? Трутовый расплод? Зимой? Круто!

Так у них зимой еще и трутни успели выйти! Оперативно! В феврале уже были свои трутни!

От переизбытка чувств начинаю осматривать другие рамки. Закрытый маточник! Они еще и матку потеряли зимой… точно помню, что матка была молодой. Мой словарный запас на этом эпизоде закончился. Слов просто нет.

Получается, что где-то в январе… дальше как-то логическая цепочка не складывается. Что было раньше? Погибла матка? Или она почуяла весну, но отрутовела и начала откладывать трутовые яички? Нормального расплода нет, а вот трутового много. На четырех рамках! Зимой! Меда много! Пчел много!

Мозги заскрипели и отказались работать.

Так или иначе, семья погибла. Основная причина – гибель матки. Вот на этом варианте и остановимся.

Чему только с пчелами не насмотришься.

Ладно, надо осматривать другие семьи. Поначалу семьи трогать не хотел, но теперь осмотрю все, хотя бы поверху.

Первая – клуб примерно в середине. Сидят тихо. Приоткрываю холстик. От крайних пчел до задней стенки сантиметров пять. Пчелы на меня реагируют вяло. Так, выползла одна, потопталась по рамкам. Типа, что смотришь, видишь, отдыхаем? Закрываю. Пускай до следующей недели сидят.

Следующая семья. Основное тепло тоже в середине улья, но край клуба сантиметрах в двух от задней стенки. Может быть клуб посильнее, но этих надо подкормить.

Чем кормить? У меня есть погибшая семья. Погибли не от болезни. У них можно взять рамки с медом. Временно прикрываю осматриваемую семью подушками. Иду к погибшей. С трудом выковыриваю из корпуса одну из рамок и очищаю от пчел. Иду обратно.

Разворачиваю рамку, чтобы максимальное количество меда легло на основную часть клуба. Придется открыть почти весь корпус. Кстати, вспомнил, мед лучше вскрыть. Хорошо, что рядом вишня растет. Отрываю небольшую палочку и царапаю ею по закрытой части меда.

А вот сейчас надо выдохнуть. Сейчас будет самое сложное. В одной руке держу рамку, второй быстро и достаточно резко отрываю холстик, быстро кладу рамку, чтобы пчелы не успели выйти и их не придавить рамкой. Тут же закрываю сначала родным холстиком, а потом запасным. Ой, забыл сказать, когда кладешь рамку, размер холстика не меняется и по краям рамки образуются довольно большие щели. И чтобы пчелы не повылезали в подкрышник, накрываю эти щели запасным холстиком и немного прижимаю подушками.

Сильно прижимать не стоит – можно помять пчел, но край подушки можно плотно придвинуть к задней стенке подкрышника. Тогда и у пчел будет пространство и в подкрышник они не вылезут.

Да-а-а. А рассказывать оказывается намного дольше, чем делать. Мои действия уложились секунд в пять, может меньше. Я успел поставить подкрышник на место. Когда подкладываешь рамку, его лучше снять. Так работать намного удобнее, но при этом больше пчел успевает выйти из улья. Что поделаешь… Проверяю, чтобы как можно меньше пчел было в подкрышнике. У них есть щели, через которые они смогут вернуться в улей. Все. Закрываю.

Следующая… Не успеваю убрать подушку, наблюдаю картину маслом – холстик совсем немного отходит от задней стенки, а пчелы уже там тусуются. О чем это говорит? Правильно! Еды у них осталось мало. Продолжаем отрабатывать навыки экстренного укладывания рамок на корпус улья в зимних условиях. Что я сказал? Как что – опять идем за рамкой.

Ух, ты, какие мы активные! А я раздет! В смысле, не одет в костюм! А зачем, собственно? Зима, же. Была… Наверное… а по пчелам незаметно. Прикрываю, как могу - и бегом одеваться. Хотя бы сетку одеть надо, а то вон около уха одна красавица серенаду поет, так, что меня передергивает. Ну, да, боюсь я пчел…

Отвлекся. Подхожу к улью уже в сетке. Вот что значит опыт! Как я умудрился нормально закрыть рамку, непонятно. Но на подушках пчел нет, под холстиком они, конечно, жужжат, но в подкрышнике пусто. Хорошо, можно их закрывать.

Следующая! Так, а тут холодно. Вскрываем. Тоже погибли. А вам чего не хватило? Вижу, что клуб небольшой всего две улки.  Сдвинулись в самый край – влево, и, похоже, погибли от голода. А справа через три рамки изобилие! Не перешли… почему, интересно?

Достаю рамки. Обана! Расплод! Пчелиный расплод. На трех рамках. Я уже говорил, что погода для зимовки отвратительная? Значит повторюсь. Вот и причина. Начали выводить расплод, похолодало. Ушли от расплода, но не в ту сторону. Наверное, их можно было бы спасти, если бы я посмотрел их раньше. Три недели назад они были точно живы.

В расстроенных чувствах перехожу к другой семье. И этих кормить надо! На автопилоте топаю за рамкой, обдумывая ситуацию с погибшими семьями. Пока холодно, надо почистить рамки от пчел, а то, как только потеплеет, они начнут гнить. В семье рамки все равно выбраковывать, заразу на пасеке разводить не стоит. Как какую заразу? Погибшие пчелы не являются стерильными! А вот вторую часть рамок можно использовать. У них и меда много. Отбраковать только рамки с расплодом и погибшим пчелами.

Пока думал, очистил рамку от пчел, осмотрел, какой стороной лучше положить, поцарапал закрытый мед палочкой. Ну, выдохнули. А-а-а-а-а! У них клуб распался!!! Полный корпус пчел! Все активные! Вы, что там, весну почуяли? Да у вас еще и матка наверняка плодить начала! Жизнь, как говорится, бьет ключом (36 на 32 - и всё по голове!)

Думаете, я сбежал? Нет, конечно! Но о дымаре задумался. Хотя зимой пчел не дымлю никогда. Нечего их будоражить еще и дымом.

Меня облепили со всех сторон, руки в пчелах. Они не агрессивные, но по такой погоде быстро замерзнут. По одной стряхиваю их в улей. Плотно закрыть рамку не получается. Уж очень пчелы активные. Поэтому сверху стараюсь плотно прикрыть подушками и запасным холстиком. Ставлю еще один подкрышник – для лучшей вентиляции и чтобы пчелы не придавить подушками. Закрываю крышкой. От подушек до крышки около 10 см пустого пространства. Это нормально.

Да, эмоций сегодня явный переизбыток. А часть семей еще не осмотрены. Ну, логика работы понятна. Осматриваю оставшиеся семьи. Погибла еще одна и у нее тоже расплод.

В результате: три семьи погибло, одну можно было спасти. Две другие без шансов.

Остальные живы. Две семьи пассивны и практически спят. Одной семье подкормка не потребовалась. Да и вели они себя на удивление тихо, поэтому пару недель пока дергать не буду. У остальных разная степень недостатка корма. Одну семью надо было подкармливать и срочно, что я и сделал.

У двух семей распался клуб. Пока я работал, они по солнышку активно облетывались. И здесь уже не имеет значения, сколько у них корма, их кормить надо обязательно. За ними придется следить, слишком уж рано они активизировались. На дворе только февраль.

Вот так ревизия. Вопросов больше чем ответов. Придется думать, что я мог сделать, чтобы семьи остались живы. И можно ли им вообще было помочь.

Что можно еще сделать сегодня?

Собрать подмор в погибшей семье. Его можно использовать в лекарственных целях.

Надо почистить рамки от погибших пчел. Почистить днище от подмора. Очищенные рамки складываю обратно. Большую часть из них я забрал для подкормки других семей. Этот улей можно использовать и в качестве ловушки по весне и для подкормки пчел, когда распадутся клубы. Поэтому рамки ставлю плотно, но по 11 штук в корпус, чтобы потом было удобнее вынимать. Верхний леток оставляю открытым, а вот нижний – закрываю.

Во вторую погибшую семью временно складываю рамки с погибшим расплодом и пчелами, чтобы не заражать рамки с медом. Весь улей тоже вычищаю от пчел. Летки закрываю наглухо. В ближайшее время рамки придется отбраковать, корпус прожечь. А ближе к весне поставлю на это место нормальные корпуса с сушью. Будет ловушка.

Опустевшие корпуса составляю в третью стойку на свободное место. Их тоже надо будет в любом случае обработать и можно использовать для дальнейшей работы.

Вот теперь вроде все.