Печать
Просмотров: 3331

Полез я как-то к пчелам. Вроде бы это не тема для очередного рассказа. Подумаешь, какое событие! Вы не знаете меня и мое хроническое «везение», но и откровенную глупость. Дело было только в начале моих занятий пчелами.

Прилетел с работы, поел. Время после семи. Спокойно. Можно и пчел посмотреть… Вот чего я не дотерпел до утра?

Осматриваю семью, все как обычно. Солнце уже у горизонта. Понятно, что давно надо было закончить работу. Не помню что, но что-то меня задержало. Начинаются сумерки.

Закрываю семью. Вернее пытаюсь ее закрыть. И с ужасом понимаю, что сделать это не могу. Надо сначала загнать туда всех пчел. А они в количестве нескольких десятков голов бегают по мне. Кто по голове, кто по ногам.

А-а-а! Мы так не договаривались. Они еще и кусаются! Ну вот, буду теперь как наркоман ходить с дырками в локтевом суставе!

Ситуация аховая. Стою перед полузакрытым ульем. По мне недружным строем бегают пчелы и кусаются.

Прыгаю. Они слетают с меня и садятся обратно. В легких сумерках мой светлый костюм для них как костер для путника среди ночи.

Ставлю руку на леток, надеясь, что они почувствуют запах матки и уйдут в улей. А-а-а! Не надо на меня лезть – я не улей! И кусать меня не надо – я невкусный! Вы же подавитесь!

Это, конечно, эмоции, но что делать, было непонятно и страшно. Кусать-то продолжают!

Изобразил из себя «робота Вертера», чтобы не могли жалами достать и потопал в сторону дома. Может жена что подскажет?

В окно стучал палкой, боясь, чтобы пчелы не залетели в дом. Они же агрессивные, еще детей покусают!

Спасала меня жена. Вытащила простынь. Постелила недалеко от пасеки прямо на землю. Поставила меня в ее центр. Прямо ритуал какой-то. А она говорит, что простынь тоже белая, может быть сядут на нее. Сказала: «готовься» и окатила меня из ведра ледяной водой с голову до ног.

Вот это ощущения! Холодно, мокро и больно. Большинство пчел смыло на простынь, остальных она скинула туда же. Летать после такого душа они все равно не могут. Стоит и ехидненко спрашивает: «Может еще водички? Нет? Ну, тогда отползай в сторону дома».

Отхожу с поля битвы. Она стряхнула всех пчел, закрыла улей, бросила простыню в стирку.

Результаты моего похода к пчелам были следующие. Больше десяти дырок в основном на руках, постиранный костюм (это же хорошо!), мокрые сапоги (а вот это не очень хорошо). Но самый кайф мы ощутили на следующий день. Я не знаю, каким местом пчелы почувствовали, что мы сделали, но два дня мы не могли выйти из дома. Гоняли всех! Вот с тех пор я не работаю с пчелами по вечерам. Я лучше подожду до утра!

Лето 2005 года.