Печать
Просмотров: 6126

Чтобы разбираться, что делать с пчелами, и в какой момент времени, с пчелами надо не только работать, но и экспериментировать. У меня пришел рой. Правда, рой – это слишком гордо сказано. Пороек. Горстка пчел. В компактном состоянии заняли всего две рамки. Пришли? Хорошо! Живите! Нет, они бегают по летку, как будто золото ищут. Это чё? Они еще и без матки пришли? Весело.

И как эта, с позволения сказать, семья будет выводить матку? Тут мне вспомнились лекции пчеловодства, где говорили, что пчелы, если у них нет матки и яичек, могут своровать яички в другой семье.

Ну, что мне терять? Проверим!

Через две недели я с удивлением наблюдал наличие одной закрытой ячейки, червячка и пару яичек. Стоял и чесал «маковку». Возможно это все-таки молодая матка. Только как-то слишком медленно она кладет яички – раз в неделю, что ли? Я предположил, что яички были действительно сворованы. Сразу возник другой вопрос – и где, скажите на милость, маточники? Расплод-то пчелиный. Архимало, но тем не менее.

Жду еще неделю. Тут как раз морозы подоспели (подробности здесь: Летняя зимовка.).  Ну, все, думаю, каюк моему эксперименту. Это же все-таки рой! Меда нет, пчел мало. Замерзнут... Выжили! Количество пчел уменьшилось втрое. Ползают три калеки с половиной. Много трутней. Трутовый расплод. Яички есть и набросаны как попало. Трутовка!

Ну и чего мне с вами делать? Выравнивать? Не имеет смысла. Ну, по крайней мере, производство трутней у меня налажено. Хотя, кому они нужны такие красивые?

Может объединить? А стоит? Если трутовка попадет в нормальную семью, то она почти со стопроцентной вероятностью убьет матку. Да и что там объединять?

Заливать водой? Зачем губить такой эксперимент. Вдруг они мне еще какой номер выкинут? Так что эксперимент стоит продолжить.

Семью я, конечно, загублю, но наблюдения за ней дали мне пищу для размышлений. Во-первых, они пришли на апирой. Это хорошо. Без матки – это плохо. Стали воровать яички – это хорошо. Но не вывели матку – это плохо. В какой из моментов их инстинкт самосохранения дал сбой? Когда они приняли апирой за запах матки? А когда стали появляться яички, порадовались, что матка начала плодить?

Появление трутовки вполне предсказуемо. Поэтому этот момент меня и не удивил.

Что же надо было делать в моем случае? Я думаю, что, определив, что матки в семье нет, мне стоило объединить их через газету и мятные капли с соседней семьей и не ломать себе голову над их дальнейшей судьбой. Но тут пришли морозы. Две неполные улочки пчел – это мало, но пускай бы они жили в нормальной семье, с маткой.

Так, что я считаю, что мой эксперимент удался. По крайней мере, в следующий раз я точно знаю, что делать с такими семьями.

Эксперимент продолжается.

Лето 2014 года.